русский   ::   english   ::  портал

Главная / Информационная поддержка / Публичные мероприятия

Отчет о заседании круглого стола «Правовой форум. Регулирование деятельности микрофинансового сектора в Российской Федерации. Коммерциализация как возможный путь развития микрофинансовых организаций»


18 мая 2005 года. Москва, Государственная Дума РФ


Организаторами мероприятия выступили Российский Микрофинансовый Центр, Консультационная группа помощи неимущим (CGAP), Ассоциация Российских Банков, при поддержке Государственной Думы РФ, Всемирного Банка, Торгово-Промышленной Палаты РФ, Национального Комитета по проведению 2005 международного года микрокредитования.


Участвующие:

  • Байтенова Анна Ароновна, Российский Микрофинансовый Центр, советник по правовым вопросам;
  • Бубнов Игорь Леонидович, Центральный Банк РФ, советник первого заместителя председателя;
  • Гвоздев Леонид Леонидович, Женская Микрофинансовая Сеть, руководитель проекта по трансформации;
  • Евсеева Ирина Николаевна, Министерство Финансов РФ, советник министра;
  • Егоров Егор Пантелеймонович, Совет Федерации ФС РФ, помощник заместителя председателя;
  • Емелин Андрей Викторович, Ассоциация Российских Банков, исполнительный вице-президент;
  • Киевский Владимир Григорьевич, Ассоциация региональных банков «Россия», первый вице-президент;
  • Копылова Анна Александровна, Российский Микрофинансовый Центр, ассистент юриста;
  • Ларионова Наталья Игоревна, Министерство экономического развития и торговли, начальник отдела Департамента государственного регулирования в экономике;
  • Мамута Михаил Валерьевич, Российский Микрофинансовый Центр, директор;
  • Медведева Нина Афанасьевна, Фонд развития сельской кредитной кооперации, заместитель генерального директора;
  • Медман Диана Яковлевна, Женская Микрофинансовая Сеть, председатель правления;
  • Нехаев Алексей Александрович, Государственный фонд поддержки малого предпринимательства
  • Воронежской области, генеральный директор;
  • Ойнвид Григорий Михайлович, Федеральный фонд поддержки малого предпринимательства, заместитель председателя правления;
  • Русаков Виктор Анатольевич, Министерство экономического развития и торговли, заместитель начальника отдела;
  • Савельева Ирина Вячеславовна, Российский Микрофинансовый Центр, переводчик;
  • Саркисов Александр Суренович, Агентство США по международному развитию (АМР США), специалист по проектам: малый бизнес, финансы;
  • Сатина Наталья Антоновна, Министерство финансов, начальник отдела банковской деятельности
  • Департамента финансовой политики;
  • Скляренко Людмила Семеновна, Женская Микрофинансовая Сеть, исполнительный Директор;
  • Хусаинова Халида Яхиевна, Российский Микрофинансовый Центр, директор по обучению и консалтингу;
  • Чвилев Геннадий Дмитриевич, Комитет по развитию частного предпринимательства, малого и среднего бизнеса ТПП РФ, член Комитета;
  • Чуракова Ольга Алексеевна, Российский Микрофинансовый Центр, юрист;
  • Adam A. Blanco, Девелопмент Альтернативз Инк., глава представительства;
  • Martin Holtmann, CGAP, советник;
  • Paula Perttunen, Всемирный Банк, ведущий финансовый специалист;
  • Randal Petersen, Международная финансовая корпорация, старший руководитель программ технического содействия, финансовые рынки;
  • Stacie D. Schrader, Фонд «Фора», председатель правления;
  • Sylvie Bossoutrot, Всемирный Банк, старший специалист по операциям;
  • Timothy R. Lyman, CGAP, советник;
  • Галустов Константин Захарович, Всероссийское общество взаимного кредита, председатель правления;
  • Ефимова Людмила Георгиевна, Ассоциация Российских Банков;
  • Dr. Emil Markwart, “Ost-Euro”;
  • Якушкина Елена Евгеньевна, Главный консультант.

Во вступительном слове Мамута М. В., директор Российского Микрофинансового Центра, обозначил основные цели мероприятия. В связи с тем, что 2005 год объявлен ООН Международным годом микрокредитования, в РФ создан Национальный Комитет по проведению 2005 года микрокредитования, целью деятельности которого является создание благоприятных условий для развития микрофинансирования. Микрофинансовые институты России осуществляют свою деятельность в рамках гражданского законодательства. Однако мировой опыт показывает, что некоммерческие МФО должны иметь возможность для трансформации в коммерческие кредитные институты, поскольку бюджетные и донорские ресурсы исчерпаемы и возникает необходимость расширить институциональные возможности МФО. На сегодняшнем заседании будут обсуждены вопросы создания небанковских депозитно – кредитных организаций (НДКО), как возможной организационно – правовой формы для организации микрофинансовой деятельности.

Пола Пертуннен (Всемирный Банк) выразила благодарность организаторам мероприятия. Она отметила, что Россия переживает период экономического роста, ВВП вырос на 40%, правительству удалось сократить уровень бедности в 2 раза. Тем не менее, Россия еще сталкивается с рядом структурных проблем, в частности, неравномерностью распределения доходов. Рост количества небольших предприятий играет важную роль в предотвращении бедности. Несмотря на широкое признание, этот сектор получает мало поддержки, мешает излишнее государственное регулирование, отсутствие доступа к финансовым услугам. Безусловно, важную роль играют банки, однако, в дополнение к ним должны существовать МФО, которые также оказывают микрофинансовые услуги малоимущим. Кроме микрозаймов, должны предоставляться такие финансовые услуги как микролизинг, микрострахование, сберегательные услуги. Мировой опыт демонстрирует, что МФО развиваются, расширяют свою деятельность. Донорского, грантового финансирования становится недостаточно. Прогнозируется, что в ближайшие годы приток донорских средств в микрофинансовый сектор скорее сократится, чем увеличится. И это в дополнение к уже существующему дефициту. Спрос на микрофинансовые услуги оценивается сегодня в 7-8 млрд. долларов.

Государство должно осуществлять адекватное нормативно-правовое регулирование сектора. Этого можно достичь путем создания многоуровневой системы. Всемирный Банк рассматривает развитие сильного микрофинансирования как продолжение развития банковского сектора.

Тимоти Р. Лайман, советник Консультационной группы помощи неимущим (CGAP), выступил с докладом «Основы регулирования деятельности депозитных и недепозитных институтов» (Презентацию выступления Вы можете загрузить, воспользовавшись данной ссылкой).

CGAP объединил опыт регулирования и контроля микрофинансовой деятельности, накопленный за два с лишним десятилетия в разных странах, в документе «Руководящие принципы регулирования и надзора в секторе микрофинансирования».

В вышеназванном документе под микрофинансированием понимается спектр финансовых услуг, в которых нуждается малоимущее население, не имеющее возможности получить эти услуги непосредственно у традиционных финансовых институтов, например, у банков. В названии самих услуг и организаций, которые их оказывают, не обязательно присутствует термин «микрофинансирование». Законы и иные нормы, регулирующие микрофинансовую деятельность, также не обязательно содержат этот термин. Однако, несмотря на терминологию, отдельные устойчивые принципы регулирования финансовой системы применяются в сфере микрофинансирования в той же мере, в какой они применяются к традиционным финансовым институтам при оказании ими соответствующих услуг. Наиболее важным из этих принципов является принцип соблюдения баланса между мерами, направленными на защиту целостности и устойчивости финансовой системы, и мерами, нацеленными на развитие финансовой системы. Этот баланс особенно важен для микрофинансирования: излишняя направленность усилий на защиту финансовой системы может ущемить интересы малоимущего населения, ограничив их доступ к необходимым финансовым услугам. Но излишняя концентрация усилий на обеспечении доступа к финансовым услугам (при недостаточном внимании к защите финансовой системы) также может привести к очевидному нарушению интересов малоимущих. Как должен обеспечиваться этот баланс? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо провести границу между различными направлениями регулирования финансовой системы, перед которыми стоят совершенно разные задачи.

Пруденциальное регулирование нацелено на защиту финансовой устойчивости лицензируемых финансовых посредников, чтобы предотвратить нестабильность финансовой системы и потерю средств вкладчиков. (Пруденциальный надзор - это интенсивный процесс, при помощи которого контролирующий орган следит за соблюдением правил пруденциального регулирования, а в случае опасности банкротства финансового института пытается принять меры по исправлению ситуации). Непруденциальное регулирование - не совсем точный термин, обозначающий любое регулирование финансовых институтов, не имеющее целью защиту платежеспособности регулируемых институтов.

Непруденциальное регулирование может преследовать много различных целей, но одной из наиболее общих и важных является обеспечение прозрачности–доступности информации о деятельности финансовых организаций для регулирующих органов и общественности. Важно понять, каким образом различие между пруденциальным регулированием и надзором и непруденциальным регулированием относится к соблюдению баланса между мерами, направленными на защиту целостности и устойчивости финансовой системы, и мерами, нацеленными на ее развитие.

Эффективное пруденциальное регулирование и надзор требуют чрезвычайно больших затрат - для регулирующего органа, для регулируемых институтов и для экономики в целом. Если пруденциальное регулирование и надзор применяются там, где не требуется, развитие финансовой системы замедляется – и снижается вероятность того, что малоимущие слои населения получат доступ к необходимым финансовым услугам. И, напротив, многие виды непруденциального регулирования – в особенности, направленные на обеспечение прозрачности финансовых институтов – по большей части не требуют вмешательства контролирующих органов и могут осуществляться самими институтами, и, следовательно, требуют от всех участников значительно меньших затрат, чем пруденциальное регулирование и надзор. Важным является вопрос о том, где необходимо применять пруденциальное регулирование. Наиболее убедительным основанием для определения того, какие институты подлежат пруденциальному регулированию, служат источники финансирования, используемые организацией. Однако тут возникает другой вопрос - следует ли осуществлять пруденциальное регулирование в отношении организаций, работающих исключительно с капиталом доноров и иностранными источниками финансирования. В соответствии с «Руководящими принципами» - не следует, поскольку эти источники финансирования не ставят под угрозу стабильность российского финансового сектора и не влекут потери российских вкладчиков.

По мнению докладчика, важно также определить ситуацию с пруденциальным регулированием организаций, занимающих деньги у российских коммерческих банков для последующей выдачи займов из этих средств. Г-н Лайман считает, что здесь нет необходимости в дополнительном пруденциальном регулировании (поскольку сделка уже контролируется в рамках контроля деятельности коммерческого банка). Что касается других видов заемных средств из отечественных источников (исключая вклады населения), то CGAP полагает, что и здесь пруденциальное регулирование излишне, поскольку предполагается, что заимодавцы знают, как обеспечить соблюдение своих интересов. В случае небольших финансовых посредников, действующих на уровне местного сообщества, - таких как сельскохозяйственные кредитные кооперативы, по мнению выступающего, в основу разграничения должен быть положен анализ затрат и результатов: обычно пайщики таких организаций активно участвуют в их деятельности, и польза от предоставления им доступа к финансовым услугам значительно перевешивает имеющийся риск. Ответ может быть иным, если кооператив вырос до таких масштабов, когда пайщики уже не так внимательно контролируют его деятельность или банкротство кооператива может оказать негативное воздействие на всю финансовую систему.

Далее г-н Лайман вновь затронул проблематику пруденциального регулирования и организаций, не привлекающих какие-либо вклады населения, а именно, какое регулирование было бы подходящим, если его цель-обеспечение прозрачности. В мировой практике существует широкий спектр вариантов, от добровольного раскрытия информации организациями в индивидуальном порядке на основе одобренных в масштабах сектора стандартных показателей деятельности (например, существующий с ряде стран, в том числе в России и США, подход к недепозитным микрофинансовым организациям) до раскрытия информации по предписанию закона или иных норм определенному государственному органу, который делает эту информацию достоянием общественности, контролирует соблюдение требований и применяет принудительные санкции в отношении организаций, которые их не выполняют (например, система раскрытия информации для недепозитного микрокредитования, которую CGAP помогает создать Центральному Банку Марокко). Сегодня следует обсудить, какой вариант более приемлем для России.

В заключение г-н Лайман выразил надежду, что Россия примет решение экономно использовать свой потенциал пруденциального регулирования и надзора и применять их только к таким институтам, которые способны вызвать потери средств рядовых вкладчиков и нарушить стабильность финансовой системы в целом.

Емелин А.В., Вице – президент Ассоциации Российских Банков, еще раз подчеркнул важность принципа разграничения пруденциального и непруденциального регулирования, который необходимо учитывать при настоящем обсуждении.

Докладчик отметил, что проблема небанковских кредитных организаций интересна с двух сторон. С одной стороны, это перспектива роста многих МФО. С другой стороны, это и определенная перспектива для банков, поскольку сейчас к завершению подходит процесс отбора банков в систему страхования вкладов, и ряд банков останется за ее пределами.

Фактически, небанковские кредитные организации могут пополнять свой состав с двух сторон, то есть снизу - за счет вырастания МФО, и сверху - за счет ухода банков.

В этой связи, по мнению Емелина А.В., нужно определить место этих небанковских кредитных организаций в новой архитектуре финансовой системы.
Во-первых, можно сохранить их на нынешнем положении.
Во-вторых, можно создать специальную группу небанковских или специализированных кредитных организаций, и оставить часть из них для банков, создав другой сегмент для вырастающих МФО, то есть два вида СКО - специализированных кредитных организаций. При этом возникнет задача унифицировать подходы к созданию этих СКО.
В-третьих, можно не делить СКО между разными сегментами: между банками и МФО, а постараться сформировать из них единую финансовую систему, в которой первый уровень, нижний, будет сформирован микрофинансовыми организациями как таковыми.

Второй уровень будет представлен СКО различных видов, включая и выросшие МФО, и банки с ограниченной правоспособностью. И на этом уровне им будет предложен дифференцированный режим пруденциального и непруденциального регулирования. В этом случае должен быть учтен принцип привлечения или непривлечения средств сторонних инвесторов.

Докладчик подчеркнул важность этого принципа, заявив, что в ходе обсуждения закона о кредитной кооперации одна из наиболее жарких дискуссий развернулась именно по вопросу о возможности привлечения кредитными кооперативами средств лиц, не являющихся их членами.

Предоставление кооперативам такого права, по мнению Емелина А.В., является нарушением принципов построения кооперативной системы. Кооператив тем и отличается от любой другой организационно-правовой формы, что предназначен и формируется только за счет своих участников. Это система, построенная по принципу самофинансирования.

Далее выступающий затронул вопросы, связанные с объемом правоспособности небанковских кредитных организаций в соответствии с новой концепцией. По мнению Емелина А.В., возможна модель, при которой будет допускаться создание специализированных кредитных организаций с разными объемами правоспособности. По сути, разные виды НКО и сейчас имеют разный объем правоспособности. Поэтому здесь никаких резких изменений не произойдет.

Установление специальных требований к тому или иному виду специализированных кредитных организаций целесообразно отнести к компетенции Банка России.

Докладчик озвучил мысль о том, что подобная миниреформа финансового законодательства не потребует каких-либо принципиальных изменений правового поля. Это можно решить комплексными поправками в действующие нормативные акты или в их проекты, чтобы обеспечить смычку между ними, возможность применения перекрестных отсылок между законодательством о банках и законодательством о МФО.

Выступающий отметил, что вполне реальным будет осуществление разработки концепции формирования финансовой системы по изложенной выше трехуровневой системе в рамках рабочей группы, в которую войдут представители заинтересованных ведомств и экономических субъектов.

В завершение выступления Емелин А.В. выразил надежду, что подобное решение этого непростого вопроса позволит учесть интересы как банков, так и МФО, и даст возможность сформировать единую финансовую систему.

Гвоздев Л.Л., Женская Микрофинансовая Сеть, руководитель проекта по трансформации, начал выступление, обозначив причины трансформации некоммерческого партнерства «Женская микрофинансовая сеть» (далее по тексту – Сеть) в Небанковскую депозитно-кредитную организацию (НДКО). Они сводятся к следующему.

Основная причина: недостаток финансовых ресурсов. На бесплатные деньги грантов Сеть рассчитывать уже не может. Эта ситуация возникла из-за повышения рейтинга России в отношении социальных программ. В результате, для развития своей деятельности, Сеть вынуждена выйти на рынок платных ресурсов. На этом рынке присутствуют крупные международные специализированные финансовые организации (в частности Oikocredit, Triodos, Credit Suisse Microfinance Fund, Shore Bank), которые готовы предоставлять Сети ресурсы на платной основе для микрокредитования малых предприятий, индивидуальных предпринимателей и слоев населения, имеющих низкий уровень дохода. Одним из основных условий, выдвигаемых этими организациями, является преобразование нашей организации из некоммерческого партнерства в НДКО, регулируемую Банком России, а партнерские организации Сети должны преобразоваться в ее филиалы.

Сложности, с которыми может столкнуться микрофинансовая организация, преобразованная в НДКО, по мнению Гвоздева Л.Л., заключаются в следующем. В Положении № 153-П Банка России есть прямой запрет на кассовое обслуживание. Вследствие этого ухудшается ситуация с дебиторской задолженностью Сети. Помимо нормативов Банка России, в микрофинансовых организациях существуют внутренние, не менее жесткие стандарты по ограничению рискового портфеля. В частности, при погашении процентов по кредиту или траншу, клиент Сети должен пользоваться расчетным счетом стороннего банка, при этом, как показывает практика, платежи попадают на расчетный счет Сети порой через одну – две недели с момента принятия платежного поручения сторонним банком. В результате качество кредитного портфеля резко ухудшается.

В завершение, Гвоздев Л.Л. выразил надежду на плодотворное сотрудничество микрофинансовых организаций и Банка России.

После выступления Мамута М.В. спросил выступающего о вопросах, связанных с предоставлением отчетности, с регулированием деятельности.

Гвоздев Л.Л. отметил, что пока трудно делать какие-либо выводы. Но подчеркнул, что объем отчетности намного, практически два раза ниже, чем в банке, кроме того, нормативы у НДКО практически такие же, как в банке, однако с достаточностью капитала ситуация строже: у банка минимальным является 10 процентов, у НДКО- 5.

Что касается вопроса о выгоде, то необходимо учитывать, что кредиторы требуют от ЖМС преобразования в банковскую регулируемую организацию. Соответственно, это выгодно с точки зрения перспектив дальнейшей деятельности.

Нехаев А.А., Государственный фонд поддержки малого предпринимательства Воронежской области, генеральный директор. В начале выступления докладчик отметил, что Воронежский областной фонд поддержки предпринимательства, как и многие другие региональные фонды, анализирует возможности дальнейшего развития своей микрофинансовой программы, поскольку фонд столкнулся с объективными ограничениями роста системы, обусловленными организационно-правовой формой и некоммерческим статусом. Привлекая заемный капитал, в 4 раза превышающий собственные средства фонда, он не может наращивать долю банковских кредитов в своем портфеле займов. При таком соотношении заемных и собственных средств банки, при всем желании кредитовать фонд, упираются в неудовлетворительные значения показателей финансовой устойчивости. Проводить эмиссию ценных бумаг фонд не может из-за некоммерческого статуса. Бюджетное финансирование постоянно сокращается. А программы иностранной технической помощи закрываются либо меняют приоритеты.

По мнению выступающего, создание НДКО с использованием всего комплекса наработанных технологий микрофинансирования, и, главное, репутации и клиентской базы региональных фондов, позволит в полной мере охватить территорию региона цивилизованными финансовыми услугами. Здесь очень важной является возможность работы с частными инвесторами за счет всех рыночных инструментов привлечения капитала, а также существенные преимущества режима налогообложения (ведь сейчас из-за некоммерческого статуса и выполнения функций бюджетопроводящей структуры фонд не может адекватно формировать затраты по основной микрофинансовой деятельности и, естественно, уступает в темпах капитализации любой коммерческой организации).

Нехаев А.А. подчеркнул важность обсуждения с Центральным Банком РФ следующих вопросов, влияющих на переход фондов к созданию НДКО.

Во-первых, это вопрос, связанный с уставным капиталом, минимально требуемым для регистрации НДКО. Для большинства даже успешно работающих фондов сейчас недоступно аккумулирование средств в сумме 500 тыс. евро для внесения в уставный капитал. Снижение требований у уставному капиталу такой НДКО до 300 тыс. евро сделает доступным этот механизм реструктуризации региональных микрофинансовых систем для многих действующих фондов поддержки предпринимательства – у них будет достаточно накопленных средств, чтобы с привлечением миноритарных соинвесторов выполнить требования Банка России и перейти к эффективной микрофинансовой работе в структуре НДКО.

Во-вторых, вопрос об упрощении объема отчетности перед Банком России с учетом того, в НДКО будут создаваться фондами только для двух видов операций, без работы с депозитами физических лиц, валютой, ценными бумагами и без выдачи банковских гарантий.

В завершение выступления Нехаев А.А. высказал мысль о том, что создание НДКО на базе фондов поддержки предпринимательства не исключает необходимость работы этих фондов. Мелкие микрофинансовые фонды должны продолжать развиваться и работать со своими клиентскими базами. Но эта модель развития оправдана для развитых, наиболее крупных региональных и частных фондов, нуждающихся в работе с рыночными инструментами финансирования. Вовлечение успешных российских МФО в такую работу под контролем Банка России неминуемо улучшит прозрачность, управляемость и надежность микрофинансового сектора. А интенсивное привлечение свободных средств частных организаций позволит удовлетворить острую потребность российских микропредприятий в финансовых услугах в сельских и отдаленных регионах, традиционно обслуживаемых региональными, муниципальными и частными фондами поддержки предпринимательства.

Мамута М.В. задал вопрос выступающим, каким образом они собираются контролировать то, чтобы при трансформации в кредитную организацию не произошла утрата МФО своей миссии, связанной с обслуживанием самых мелких клиентов.

Нехаев А.А. отметил, что сегодня многие банки очень активно выходят на рынок микрокредитования. То есть здесь идет движение с двух сторон. И снизу вверх, со стороны кредитных кооперативов, фондов поддержки малого предпринимательства, и сверху вниз, то есть когда коммерческий кредитный сектор выходит на рынок микрокредитования, выходит успешно, прибыльно и вполне обслуживает потребность существующих клиентов.Но здесь, как правило, речь идет о крупных банках, которые могут позволить себе в какой-то степени убыточную работу в течение первого времени, чтобы обеспечить закрепление на этом рынке. Однако, по мнению выступающего, банки в ближайшие несколько лет не в состоянии будут охватить все потребности сектора, просто в силу того, что они не могут дотянуться до каждого района, районного центра, поселка.

Емелин А.В., в свою очередь, заявил, что если для НКО будут установлены меры, сходные с 254-П, у них изменится клиентская база. Потому что как только от них будет требоваться оценка рисков по тем же масштабам, которые предписаны банкам, или формирование резервов по подобным же принципам, эта деятельность с самыми мелкими клиентами станет просто экономически неэффективной. А как только это произойдет, произойдет то, что сейчас происходит с банками - проникновение в микросектор потребует титанических усилий.

Многим НКО не нужны все права, предоставляемые банкам. Они не работают с физическими лицами, а это признается основным риском, который призвано предотвратить пруденциальное регулирование. Если они отказываются от операций с валютой, которые тоже несут в себе значительные риски, если они готовы на ограничения своей правоспособности рядом операций, целесообразно, по мнению докладчика, внимательно и точно просчитать ту долю рисков, которые приходятся на эти операции в деятельности тех субъектов, которые уже этими операциями занимаются, то есть банков, и выделимть ту самую норму пруденциального регулирования, которая, с одной стороны, достаточна, с другой стороны, не заставляет коммерциализированные МФО переходить не столько из сектора некоммерциализированных, сколько из сектора МФО.

Мамута М.В. попросил высказать свою позицию по обсуждаемым вопросам представителя Центрального Банка Российской Федерации.

Бубнов И.Л., Центральный Банк РФ, советник первого заместителя председателя, отметил, что, хотя Организация Объединенных Наций и объявила 2005 год годом микрофинансирования, тема не нова, в том смысле, что глобальные процессы в экономике и на финансовых рынках привели к тому, что коммерческие банки все меньше и меньше занимаются кредитованием мелкой клиентуры. Причиной этому, по мнению г-на Бубнова, служит то, что у банков открылись другие, более прибыльные сферы вложений. Проблема микрокредитования - это проблема, которая существовала всегда. Поэтому целесообразно обратиться к уже существующему опыту и учесть его, и очень осторожно относиться к новым концепциям.

Далее докладчик затронул концепцию непруденциального регулирования, которая, по его мнению, не очень ясна. Если под непруденциальным регулированием понимается саморегулирование, то все вполне понятно. Если под непруденциальным регулированием понимается что-то другое, то тут возникают проблемы, потому что любая организация на финансовом рынке должна быть регулируема. Поэтому существует система пруденциального регулирования, от которой отходить нельзя. Она применима и адекватна к любой организации, работающей в качестве посредника на финансовом рынке. Поэтому искать какие-то исключения нет необходимости, отметил г-н Бубнов, сославшись на существовавшие ранее финансовые пирамиды, когда население потеряло огромные деньги.

Г-н Бубнов высказался за создание адекватной системы регулирования и отметил, что Центральный Банк понимает необходимость изменения подходов регулирования и вообще всего механизма в силу ряда причин. И здесь, по мнению выступающего, важную роль будут играть конкретные предложения и от банковского сообщества, и от микрофинансовых организаций.

Чвилев Г.Д., Торгово-Промышленная палата РФ, предложил затронуть несколько иной аспект проблему и отметил, что доля микрофинансовых организаций на финансовом рынке ничтожна. По его мнению, на данном этапе никакой угрозы отсутствие регулирования этой системы для финансовой системы России не представляет.

Система внутреннего контроля большинства микрофинансовых организаций показывает, что если сравнить их с нормативами пруденциального регулирования, которые установлены Центральным Банком, то они превышаются в некоторых случаях в несколько раз. Поэтому вряд ли стоит говорить о том, что с точки зрения финансовых рисков эти организации опять же представляют какую-то угрозу.

По мнению выступающего, основная проблема состоит в том, что микрофинансовые организации второго уровня просто ограничены в том, чтобы получить финансовые ресурсы. Это касается как и международных финансовых рынков, так и российских.

Поскольку сейчас речь идет в основном о фондах, которые оказались без должного внимания со стороны государства, то следует задуматься о механизмах гарантирования с точки зрения субъектов Российской Федерации, в которых эти фонды существуют. И тогда не будет необходимости отвлекаться от задачи привлечения финансовых ресурсов. По мнению г-на Чвилева, решить ее путем преобразования этих организаций в какую-то иную организационно-правовую форму вряд ли возможно.

Рендел Питерсон, представитель Международной финансовой корпорации, отметил, что основной вопрос заключается в том, как привлечь деньги для микрофинансовых организаций, работающих с такими клиентами, для которых недоступны услуги коммерческих банков, просто в силу того, что для банков это не выгодно: банк затратит те же усилия на обслуживание одного крупного клиента, нежели десяти мелких.

Ответом на проблему является адекватное регулирование, причем это регулирование должно содержать в себе такие стимулы, которые будут способствовать притокам средств к микрофинансовым организациям. Когда формируется регулирование микрофинансовых организаций, нужно ввести в него такие стимулы, такие факторы, которые будут способствовать притоку частного финансирования или иного финансирования в микрофинансовые организации.

Докладчик привел пример банковскую систему США, где у банков нет проблем с выдачей малых займов, займов иногда в пределах 100 долларов. И это происходит потому, что наряду с такими моментами регулирования банков, как требования к достаточности капитала, к определенному уровню риска, там реализуется программа инвестирования в сообщество, и регулирует исполнение этой программы тот же регулирующий орган, который проверяет банки на исполнение других требований. То есть в рамках обычного контроля проверяется также то, в каком объеме банк выдает займы населению, и беднейшему населению в том числе. Если банк все свои средства направляет крупным коммерческим организациям, выдает крупные коммерческие кредиты и не выдает потребительские кредиты или не осуществляет микрофинансирование, то это может повлиять на репутацию банка и повлечь санкции.

Пола Пертуннен, Всемирный Банк, подчеркнула, что важно, чтобы Российская Федерация приняла для себя решение, какими будут механизмы поддержки устойчивости микрофинансового сектора. Всемирный Банк, со своей стороны, рекомендовал бы Центральному Банку РФ изучить вопрос о том, что в рамках действующего законодательства можно сделать, чтобы облегчить создание небанковских кредитно-депозитных организаций, возможно, внести небольшие изменения в законодательство.

В заключение встречи, Мамута М.В. отметил, что основная задача на сегодня состоит в том, чтобы создать наиболее благоприятные условия для развития различных типов микрофинансовых институтов и осуществления микрофинансовой деятельности как в форме кредитных кооперативов, в форме некоммерческих организаций, так и в форме кредитных коммерческих организаций. Регулирование ради регулирования не является тем фактором, к которому надо стремиться. Подходы к определению регулирования на этом рынке должны быть взаимоувязаны со стадией развития рынка, с защитой интересов участников рынка, с ожидаемыми результатами.

Для выработки конкретных предложений по совершенствованию деятельности НДКО и требований к ним было предложено создать рабочую группу из числа заинтересованных сторон и участников Форума, которая с учетом имеющегося практического опыта и при участии всех заинтересованных сторон, под эгидой Национального комитета по развитию микрофинансирования в течение двух-трех месяцев провела бы более глубокий анализ и сформулировала конкретные рекомендации. Эти рекомендации подлежат впоследствии широкому обсуждению с представителями микрофинансового, банковского сообщества, с практикующими специалистами в целях максимального учета интересов участников рынка.

Мамута М.В. поблагодарил всех выступающих за их презентации и доклады, всех участников за активную дискуссию и внимание и выразил надежду на проведение подобных мероприятий в будущем для обсуждения вопросов совершенствования законодательства и для других типов микрофинансовых институтов, таких как, например, кредитные кооперативы.

Поделиться в соц.сетях: